Гидрографическая экспедиция СЛО (Б.А. Вильницкий)

Фактическое освоение Северного морского пути (Северо-восточного прохода) началось в 1910—1915 гг. В эти годы были проведены работы Гидрографической экспедицией Северного Ледовитого океана (ГЭСЛО) на ледокольных судах «Таймыр» и «Вайгач».

Гидрографическая экспедиция СЛО (Б.А. Вильницкий)

Первоначальной задачей экспедиции в 1910 – 1911 гг. были гидрографические и геодезические работы от мыса Дежнева до устья реки Колымы; в 1912 году – от устья Колымы до устья реки Лены.

Гидрографическая экспедиция СЛО (Б.А. Вильницкий)Борис Андреевич Вилькицкий, флигель-адъютант, 1913г.

Корабли, как правило, работали «в паре», имея между собой радиосвязь на дальность до 150 миль, что в условиях сложной навигационной обстановки имело большое значение, обеспечивало их совместные действия и взаимопомощь в непредвиденных ситуациях.

С 1913 года основной целью судов стал сквозной проход вдоль всего побережья Ледовитого океана с востока на запад. С выходом в навигацию 1913 года в море тяжело заболел начальник экспедиции И.С. Сергеев. После его отправки на транспорте во Владивосток исполняющим обязанности начальника экспедиции был назначен командир «Таймыра» Б. А. Вилькицкий.

Под его командованием корабли довольно свободно достигли мыса Челюскина. Затем, обходя плотные льды, повернули на север. Неожиданно, был обнаружен остров, не обозначенный на картах, и достаточно близко (20-25 миль) расположенный к мысу Челюскин. Он был назван именем цесаревича Алексея (ныне остров Малый Таймыр).

Но главное открытие мирового значения было впереди. 21 августа 1913 года (по старому стилю) с обоих судов почти одновременно был обнаружен берег крупного архипелага. В приказе начальника экспедиции капитана II ранга Б.А. Вилькицкого (№ 25 от 22.08.1913) об этом говориться: «При исполнении приказания начальника Главного гидрографического управления пройти (после работ) на запад в поисках Великого Северного пути из Тихого океана в Атлантический нам удалось достигнуть мест, где еще не бывал человек, и открыть земли, о которых никто не думал. Мы установили, что вода на север от мыса Челюскина не широкий океан, как мы считали раньше, а узкий пролив. Это открытие само по себе имеет большое научное значение, оно объяснит многое в распределении льдов океана и даст новое направление поискам великого пути …».

Корабли достаточно близко подошли к берегу, часть команды высадилась на остров. Был зачитан приказ, произведен салют, поднят Государственный флаг России и земля провозглашена российской территорией. Архипелаг назвали Землей Императора Николая II. Впоследствии он был переименован в Северную Землю. Это открытие считается важнейшим географическим событием ХХ века.

Гидрографическая экспедиция СЛО (Б.А. Вильницкий)Послание Министерства
Иностранных Дел
от 20-го сентября 1916 г.
(Приблизить / Прочитать)
Гидрографическая экспедиция СЛО (Б.А. Вильницкий)Карта, на которой нанесены
«земли и острова», открытые
экспедицией Б.А. Вилькицкого.
(Приблизить)
Гидрографическая экспедиция СЛО (Б.А. Вильницкий)Письмо Б. А. Вилькицкого
начальнику С. П. Блинову
от 18 декабря 1926 г.
(Приблизить /Прочитать)

Далее, обследуя остров Цесаревича, ГЭСЛО сделала еще одно открытие – был обнаружен остров, названный в честь доктора «Таймыра» Л. М. Старокадомского. Исчерпав все возможности пробиться через лед в Карское море, суда повернули на восток и, после захода на Аляску для заправки топливом, возвратились во Владивосток. Капитан II ранга Б. А. Вилькицкий за открытие экспедицией новых земель получил звание флигель-адъютанта.

В навигацию 1914 года «Таймыр» и «Вайгач» вышли из Владивостока с решительным намерением достичь основной цели экспедиции – пройти Северным морским путем. Это им удалось, но не за одну навигацию, а с зимовкой. В сентябре 1915 года Архангельск встречал полярных мореплавателей как героев. Весь личный состав был награжден орденами, медалями и памятными знаками. Б. А. Вилькицкий удостоился Большой Золотой медали Русского Географического общества.

По итогам экспедиции на карте мира в Северном Ледовитом океане, у берегов России, появились новые географические объекты, в том числе многочисленные, еще недостаточно изученные острова.

Результаты ГЭСЛО подтолкнули Российскую империю закрепить за собой эти и другие земли, появившиеся на карте Арктики в последние десятилетия, и по своему географическому положению примыкающие к ее территории. Так появилось специальное послание Министерства Иностранных Дел от 20-го сентября 1916 года. В Российском государственном архиве Военно-Морского Флота (РГА ВМФ) хранится копия (с копии) этого послания (ф. Р-1004, оп.2, д.2, лл 12, 12 об). К нему прилагается карта (ф.Р-1004, оп.2, д.2, л.13), на которой нанесены «земли и острова», открытые экспедицией флигель-адъютанта капитана II ранга Б.А. Вилькицкого, а также другие арктические острова, присоединенные к составу Российской империи.

В 1926 г. Б.А. Вилькицкому в Стокгольме была присуждена золотая медаль за работы Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана. Живя за рубежом, Б. А. Вилькицкий очень сожалел, что не может принять участия в научной обработке и публикации материалов экспедиции. Но он постоянно помнил участников экспедиции и был им благодарен за совместную работу в суровых условиях Арктики. Об этом свидетельствует письмо Б.А. Вилькицкого от 18 декабря 1926 г. (РГА ВМФ, ф. Р-180, оп.1, д. 366, лл. 5, 6, 7, 8, 9), отправленное им в Ленинград начальнику Гидрографического управления С. П. Блинову.

Свидеться с друзьями и коллегами Б.А. Вилькицкому не удалось. В 1961 году он умер вдали от Родины. Лишь спустя много лет, осенью 1996 года, знаменитый полярный мореплаватель начала ХХ века нашел покой в родной земле. Его прах был перезахоронен в Санкт-Петербурге на Смоленском кладбище, рядом с могилой его отца.

 

Министерство
ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
Второй Департамент
20-го Сентября 1916 г.
№ 15641/ д 11

Г. г. императорским российским послам,
посланникам и поверенным в делах

Морской министр возбудил вопрос о необходимости оповещения иностранных правительств о присоединении к составу Российской империи земель и островов, открытых флигель-адъютантом Кап. 2-го ранга Вилькицким во время его гидрографической экспедиции в Северном Ледовитом океане, имевшей место в 1913 и 1914 годах.

Сообщаем о сем, Генерал-Адъютант Григорович выразил мнение о желательности воспользоваться случаем и уведомить иностранные правительства о принадлежности к российской державе других остовов, находящихся у северного побережья Азиатской России хотя и открытых иностранцами, но по своему сопредельному к русскому материку положению, без сомнения, входящих в состав российской Империи.

Вполне разделяя означенные соображения Морского министра, я почел долгом испросить Высочайшее его императорского величества соизволения на нотификацию правительством союзных и дружественных России стран о принадлежности к Империи земли Императора Николая II и островов цесаревича Алексея, Старокадомского, генерала Вилькицкого и Новопашенного, открытых экспедицией флигель-адъютанта Вилькицкого и островов Уединения, Беннета, Жаннета, Генриетта и Геральда, по географическому положению своему долженствующих входить в состав империи.

Эти предположения мои в 4-й день сего Сентября удостоились высочайшего одобрения.

Соответственно таковой монаршей воле, обращаюсь к г.г. императорским российским послам, посланникам и поверенным в делах с покорнейшей просьбой сделать правительствам, при коих они аккредитованы, нотификацию, согласно препровождаемому при сем акту.

Из прилагаемых равным образом при сем двух экземпляров карты, упоминаемой в нотификации, один предназначен для сообщения при последней, другой для оставления при делах посольства и миссии.

О могущих последовать со стороны иностранных правительств на сию нотификацию ответах, прошу поставить меня в известность.

Подписали: Министр Иностранных Дел Борис Штюрмер
Директор Нольде
С подлинным верно: подпись

13-го Июля 1923 г.
С подлинным верно: Секретарь Общего Архива – подпись
Копия верна: Секретарь Отдела Д.Востока – Таранов
С копией верно: подпись
22.11-24

B.A. Vilkitzky
III rue Stephenson
Bruxelles
18 декабря 1926 г.

Многоуважаемый Сергей Павлович,
на днях, будучи в Париже, я заходил к Х.Г. Раковскому, который передал мне хранившуюся в Полпредстве золотую медаль, присужденную мне в текущем году в Стокгольме за работы Гидрографической экспедиции Сев. Ледовитого океана, начальником коей я состоял.

По поводу получения этой высшей награды Шведского Общества Антропологии и Географии обращаюсь к Вам с настоящим письмом, во-первых, чтобы осведомить об этом Вас как главу Гидрографического ведомства, а, во-вторых, чтобы просить Вас, не найдете ли Вы возможным, сообщить об этой высокой оценке работ экспедиции тем из моих соплавателей, которые продолжают работать в органах руководимого Вами управления.

Вы понимаете, что только благодаря исключительному энтузиазму и дружной работе всех моих сотрудников удалось в короткий срок и в трудных условиях делать интересные открытия и ценные обследования.

Таким образом, награды, получаемые мною как представителем и бывшим начальником экспедиции, являются оценкой работы нас всех участников этого дела. Это обстоятельство и обязывает меня оповестить о полученной награде лиц коих она касается и, в первую очередь, тех, которые и по сие время продолжают работать по обслуживанию и обследованию нашего севера.

Насколько я знаю, в составе органов Морского ведомства продолжают состоять А.М. Лавров, Н.И. Евгенов, доктор Л.М. Старокадомский, М.М. Шунько, а может быть и некоторые другие. Не откажите же передать всем им мои поздравления и благодарность.

Кроме того, узнав некоторые подробности о Карской экспедиции этого года, не могу не присовокупить своей просьбы передать Н.И. Евгенову мое самое сердечное поздравление с блестящим проведением этой экспедиции в таких тяжелых условиях, а также мою радость по поводу того, что, наконец, это дело было поручено активному гидрографу. В таком руководстве залог успешного развития этих рейсов, тесной связи гидрографии с торговым мореплаванием и подведением научных основ в организации дела имеющего огромное будущее в экономике нашего государства.

По мере возможности и с большим интересом я продолжаю следить за ходом дел на севере и, между прочим, долго толковал обо всем с Х.Г. Раковским.

В заключение позвольте мне выразить свое большое удовольствие по поводу Вашего возвращения на пост Главы Гидрографического Управления и принести уверение в искреннем уважении и сердечной преданности.

Б.Вилькицкий

Р.S. К великому моему сожалению, мне, из-за войн, не пришлось остаться в Гидрографии для завершения работ нашей экспедиции в самой научной обработке и опубликования материалов собранных в 1910—1915 годах. Мысль об этом всегда меня гнетет, так как с каждым годом выполнение этого становится все более трудным и, может быть, менее вероятным. Научные материалы добытые в исключительной обстановке остаются лежать под спудом, а ценный опыт, накопленный при разных переживаниях экспедиции, продолжает распыляться и забываться, утрачиваясь для работников нового поколения.

Но я думаю и утешаю себя тем, что и Вы, Сергей Павлович, и мои бывшие помощники помните об архивах экспедиции, организуете, когда только появится возможность, их разработку и опубликование и снимете этим с меня сознание невыполненного, хотя и помимо моей воли, долга и перед государством и перед моими сотрудниками.

Б.А.