Земле катастрофически не хватает арктического льда

В прошлом году в атмосферу попало рекордное количество парниковых газов, сообщила на днях в ежегодном докладе Всемирная метеорологическая организация при ООН. Тем самым человечество внесло очередной вклад в потепление климата, а значит, и в таяние льдов Арктики. Ледовая арктическая шапка Земли все скукоживается, и к концу века Арктика будет другой, считают эксперты.

Ложка дегтя в бочке меда

Хозяйственное будущее Арктики можно было бы описать в мажорной тональности. Для этого есть все основания, считают ученые.

По их прогнозам, кораблей по Северному морскому пути из Европы в Азию – через Северный Ледовитый океан и Берингов пролив – пойдет все больше. В регион зачастят разработчики месторождений нефти и газа. Оживится экологический туризм – понемногу растет поток любителей полярной экзотики.

Но эту оптимистическую футурологию корректирует одно маленькое «но»: что будет с арктической природой, страдающей и от изменения климата, и от вторжения человека?

Глобальное таяние льдов

«Таяние льдов – наиболее очевидный пример современного потепления в Арктике», – сказал заведующий отделом взаимодействия океана и атмосферы ФГБУ «Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт» Генрих Алексеев на круглом столе в РИА Новости.

В Арктике повышается температура воздуха, а значит, сокращается площадь льда. В прошлом году, например, общая площадь арктического льда составляла 4,9 млн кв.км, а в этом году – 4,61 млн кв. км, приводит данные ученый.

«Арктика во многом зависит от притока тепла из низких широт, а он сильно возрастает, – замечает Алексеев. – Увеличивается поступление теплой воды из Атлантики». В результате летом льды отступают от побережья все дальше. Этот процесс зафиксировала дрейфующая станция «Северный полюс-38».

Кромка льда ушла далеко от берега в районе Восточно-Сибирского и Чукотского морей, приводит пример координатор программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы Алексей Кокорин.

Следствием таяния летних льдов Арктики стало уменьшение толщины многолетних льдов, которые формировались за несколько зим, продолжает Генрих Алексеев.

Такой же вывод сделали в октябре ученые Норвежского полярного института. Они измерили толщину арктических льдин с помощью гидролокатора на дне Северного Ледовитого океана.

И вот выводы исследования, которые озвучил океанограф Эрмонд Хансен: почти исчезли многолетние льды толщиной свыше 5 метров. В 1990-е годы они составляли 28% всех льдов Арктики. Зимой прошлого года их доля достигла лишь 6%.

С 1990-х годов толщина самых крупных льдин снизилась до 2,2 метров. Другими словами, поясняет Хансен, по толщине многолетние льды уже приближаются к однолетним.

Перед нами замкнутый «полярный» круг: от потепления климата тают льды, а их разрушение, в свою очередь, ускоряет процесс глобального потепления. Ведь таяние арктических льдов приводит к увеличению поглощения солнечной энергии.

Пока еще арктическая «шапка» отражает солнечный свет. Но если она растает, земная поверхность будет поглощать больше тепла и солнечного света.

Если мы лишимся арктического льда, то останемся наедине с потеплением, убежден глава арктической программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) Мартин Соммеркорн.

Из-за таяния арктических льдов к концу 21 века уровень океанов поднимется более чем на метр, прогнозировали в прошлом году эксперты WWF. Оценка международной исследовательской организации Arctic Monitoring and Assessment Programme AMAP (она была обнародована в мае этого года) и того пессимистичнее: мировой океан может вырасти на 1,6 м к 2100 году.

Таяние льдов, похоже, – глобальный процесс. Об этом говорят и российские, и зарубежные ученые.

По словам завкафедрой метеорологии и климатологии географического факультета МГУ Александра Кислова, отступают и горные ледники. Ледовой шапки, к примеру, лишилась гора Килиманджаро, высочайшая вершина Африки – без малого 6000 м. Еще недавно ее украшал ледяной «головной убор».

Издание Christian Science Monitor со ссылкой на исследование американских ученых сообщает: «За последние 30 лет охлаждающая способность криосферы – части земной поверхности, покрытой снегом и льдом, – снижается в два раза быстрее, чем прогнозировали глобальные климатические модели». Ясно, что таяние ледников тоже способствует подъему уровня Мирового океана. Иными словами, океан будет наступать на сушу, в той или иной степени угрожая людям.

«Очищение Арктики от летнего морского льда произойдет не ранее чем через 50-70 лет», – прогнозирует Генрих Алексеев.

Тем не менее, хозяйственная деятельность в Арктике активизируется уже сегодня. Ведь доступ к огромным запасам арктических углеводородов улучшается с таянием льда день ото дня.

Айсберг в хозяйстве пригодится

Северный морской путь из Европы в Азию – куда более короткий, чем путь с юга, через Суэцкий канал. Если потепление климата и таяние льдов продолжатся (а это наиболее вероятный климатический сценарий), этот путь будет осваиваться все активнее, считает Генрих Алексеев. «Пока судоходство на Северном морском пути очень низкое», – добавляет Инна Немировская, заведующая аналитической лабораторией Института океанологии им. Ширшова РАН.

Таяние льда, которое может оживить арктическое судоходство, может сослужить ему и дурную службу. Все дело в айсбергах, которые появляются из-за разрушения ледников и которые преграждают путь судам.

«Отдельные ледяные массивы опускаются [в воду] и перекрывают Северный морской путь», – говорит Генрих Алексеев. Такое уже случалось в 2007 году. Сейчас айсберги появляются в Баренцевом море.

"Больше становится торосов [нагромождения льдин из-за сжатия ледяного покрова морей]", – продолжает ученый. Торосы рыхлят и дробят ледяной покров, так или иначе взламывая его.

Еще одно следствие изменения климата – усиление ветрового волнения, которое плохо сказывается на движении судов, говорит Генрих Алексеев.

Так или иначе, тем, кто будет дальше осваивать Арктику, придется приспособиться к ее экстремальным климатическим условиям.

Антропогенная грязь

Основное влияние на Арктику в ближайшее время будет антропогенным, прогнозирует координатор программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы Алексей Кокорин.

«Арктика становится во главу угла [развития] нефтедобывающей промышленности», – уточняет заведующая аналитической лабораторией Института океанологии им. Ширшова РАН Инна Немировская. Но при добыче углеводородов случаются аварии – например, разливы нефти. «И самое страшное – допустить нефть на побережье», – замечает Немировская.

В море или океане с последствиями подобной аварии еще можно справиться, хотя и не слишком быстро, говорит Немировская. Так было после разлива нефти в Мексиканском заливе, произошедшей в апреле прошлого года. Тогда были применены корекситы – растворители нефтяных пятен. Корекситы, в свою очередь, съели микробы, и проблема мощного загрязнения воды так или иначе была решена.

«Что-то [из разлившихся нефтепродуктов] сорбирует и перерабатывает морская биота, что-то уносят реки», – отмечает Инна Немировская.

С льдами ситуация сложнее. «Льды действуют как промокашки, легко поглощают нефтепродукты», – поясняет геолог. Нефть «при низких температурах налипает на лед, и разложить [растворить] ее сложнее – она густеет».

Увеличивается и загрязнение углеводородами атмосферы. В Арктике «ветровые процессы усиливаются, и идет испарение нефтепродуктов», их атмосферный перенос, говорит Инна Немировская.

В этом году ученые Института океанологии провели мониторинг углеводородов в поверхностном слое льда. Оказалось, что концентрации этих соединений высоки в Двинском заливе в районе Архангельска и в устье Енисея, что вполне понятно: здесь идет нефтедобыча.

В Арктике немало загрязнений и другого рода. Так, в районе архипелага Земля Франца Иосифа осталась брошенная старая техника (в том числе военная – после ухода военных частей), резервуары ГСМ, старые хозяйственные постройки, заваленные льдом и неиспользуемые, рассказывает Анатолий Шевчук, глава Отделения проблем природопользования и экологии Совета по изучению производительных сил Минэкономразвития России. В районе бухты Тихой «обнаружены тяжелые металлы», добавляет Шевчук.

«С учетом потепления климата нужно корректировать хозяйственную деятельность в Арктике», – резюмирует доцент кафедры управления эколого-экономическими системами экологического факультета РУДН Марина Некрасова.

Если не делать этого, можно придти к тому, что загрязняющие вещества, накопленные в многолетних льдах, массово перейдут в прибрежную зону. А значит, эти вещества «окажутся в трофических (пищевых) цепях и повлияют на биоразнообразие», подчеркивает Некрасова.

Таяние льда губит животных

Таяние льда влияет на жизнь белых медведей, моржей, рыб, птиц. «Арктической весной (это июль), когда кромка льда уходит далеко от берега, белые медведи не успевают уйти вслед за ней, вслед за тюленями», – рассказывает Алексей Кокорин. В результате медведи вынуждены оставаться на берегу. Они или гибнут от голода, или занимаются каннибализмом (поедают детенышей), или идут охотиться на человека.

Еще одна существенная проблема – то, что «пути нефти и животных часто совпадают», добавляет эксперт Всемирного фонда дикой природы. «Нефть нужно добывать, но очень аккуратно», – подчеркивает Кокорин.

Примерно такая же непростая ситуация в судоходстве. Полыньи, по словам эксперта фонда, – это «линии жизни для биоты Арктики и в то же время это наиболее удобный путь для движения судов».

В восточной части Арктики (а именно там и обитает большая часть медведей) нужно создать национальный парк «Берингия», называет задачу следующего года Алексей Кокорин. В западной части Арктики уже есть национальный парк «Русская Арктика», а Земля Франца Иосифа – «это почти заповедник».

Экологические проблемы Арктики будут обсуждаться на Третьем международном форуме «Арктика – территория диалога», напомнил Кокорин.

Так или иначе, в Арктике человеку придется искать компромисс с природой и заботиться о ее состоянии. Потому что иначе арктические перспективы уже не будут казаться радужными.

Источник: http://ria.ru/analytics/20111123/495786782.html